Норич Кастл

Норич Кастл не блещет внешней красотой. Не для того его строил Вильгельм Завоеватель. Он строил свои замки для защиты с моря от врагов внешних, и для доминирования над врагами внутренними. К 1100-му году были построены 85 замков, из которых до наших дней в более или менее первозданном виде в Англии дошли всего четыре – Гастингс, Рочестер, Колчестер и Норич. Видимо, даже безумец-фанатик Оливер Кромвель не посмел собственными руками уничтожить эту линию защиты побережья. С большинством оставшихся замков норманнов расправился именно он. Хотя некоторые были просто со временем перестроены.

Несмотря на грозный, угрюмый вид, замок строился как королевская резиденция, а не просто как пограничная крепость — отсюда необычные для построек такого рода арки. То есть, поначалу-то насыпали холм высотой в 21 метр и окружили его сухим рвом. Потом на вершине холма построили палисад из дерева для защиты поселения и гарнизона. Именно такую крепость три месяца славно защищала в 1075 году графиня Эмма Норфолкская, о которой я писала в своей книге. А около 1100-го года, когда почва достаточно осела и утрамбовалась, к работе приступили каменщики. Замок строили около двадцати лет. Он действительно огромен – квадрат размерами 27 м х 27 м и высотой в 21 метр. Плюс высота холма — и он до сих пор доминирует над всей округой.

Заглянем в окна?

Король пирует, музыканты играют, стража охраняет, на кухне стараются:

Пока господа пируют, контора пишет:

А женщины сплетничают и шьют:

Но пир — это пир, а что ел король по будням, когда посещал замок?

В часовню короля вели красивые двери:

Стены были надёжны:

Стражи были бдительны:

А туалеты удобны даже для дискуссий:

При любом замке обычно была каталажка, потому что наместник короля, коннетабль крепости, был в ответе за порядок во всей округе, и за то, чтобы закон соблюдался. Была каталажка и в Норич Кастл, изначально – за стенами замка но внутри крепости, просто деревянные постройки. Потом, в тринадцатом веке, заключённых перевели в подвальные помещения, где находились и склады. Потом, начиная с семнадцатого века, тюрьму всё расширяли и расширяли, пока не закрыли в 1887 году, потому что заключённые просто не вмещались уже и в новые помещения. То ли нравы англичан сильно испортились по сравнению со Средневековьем, то ли законы стали более жестокими, то ли жизнь более безнадёжной. Средневековое правосудие и правосудие времён Тюдоров было достаточно быстрым. Обычно дело открывалось и закрывалось тем или иным образом за полгода. В восемнадцатом веке заключённые уже могли содержаться в камерах годами, и хорошо, если у них были родственники, согласные платить на некоторые удобства типа кровати и постельного белья.

Хотя сбои бывали и в Средние века. Как известно, среди заключённых в начале четырнадцатого века был, как минимум, один, который стал жертвой бюрократии. Он успел получить до ареста патент от короля с помилованием, но то ли власти сильно что-то имели против этого человека, то ли искренне не поверили в то, что патент подлинный. Очевидно, вина его была известна и доказана. Беднягу бросили в темницу с патентом вместе. Пока родственники добрались до короля, который воевал во Франции, пока король подтвердил, что – да, патент такому-то он выписывал, сам патент в тюремных условиях стал нечитабельным, и заключённого оставили в темнице. Казнить его не казнили, потому что было известно, что патент есть. Но и выпустить не выпустили, потому что документ был испорчен. Неизвестно, написал ли потом король новый патент, и дожил ли узник до освобождения. А прочие, в принципе, невинными овечками вовсе не были. В основном, в замке казнили убийц.

Особенно туристы любят историю об одной супружеской паре, приговорённой к смерти за весьма небезобидную деятельность в 1783 году – Сьюзен и Генри Кеблов. Оба были приговорены к повешению за убийства, но Сьюзен родила в тюрьме ребёнка, и обоих через три года просто выслали в Австралию. Где Генри Кебл стал… начальником тюрьмы колонии поселенцев. Что уже само по себе говорит о том, насколько жёстким человеком он был, чтобы держать в ежовых рукавицах банду каторжников.

Вот микроснимки из книг записей тюрьмы замка: http://apps.nationalarchives.gov.uk/nra/onlinelists/GB0439%20MF%20879.pdf

Посмотрите, не пожалеете. Даёт неплохую картину стандартных преступлений того времени и наказаний за них.

Ещё известен некий Уильям Саффолк, казнённый в марте 1797 года за убийство своей сожительницы Мэри Бек. Его письменное признание было напечатано в газете того времени. Всё началось достаточно банально: стареющий мужчина 46 лет и красивая молодая девица сбежали из родных пенатов, и года четыре кочевали из одного города в другой, пока Мэри не решила, что пришло время осесть на месте и зажить семьёй. Она родила ребёнка, но Уильям убил новорожденного, бросил любовницу и вернулся домой. А когда Мэри последовала за ним, убил и её несколькими ударами по голове, и оттащил на проезжую дорогу – в надежде, что коронер посчитает её жертвой несчастного случая на дороге. Типа, карета сбила. Но коронер своё дело знал, и Уильям был осуждён и повешен на цепях, на которых останки его болтались шесть долгих лет, на радость любителям сувениров в виде косточек «настоящего повешенного». Судье в своё оправдание он сказал, что если бы он не убил Мэри, ему пришлось бы убить двоих: свою жену, с которой у него было четверо детей, и брата Мэри, к которому она собиралась прийти и всё рассказать.

Так или иначе, в 1887 замок у короны выкупила Корпорация Норича, почистила его, несколько прихорошила, достроила галерею – и превратила в музей, который и был открыт в 1894 году герцогом и герцогиней Йоркскими. То есть, будущими Георгом Пятым и королевой Мэри.

Коллекции Норич Кастл

Их там много, очень много. От римлян до твиннинговской посуды и трёх полок фарфоровых кошек, подаренных какой-то мастерицей. Но меня интересовало, конечно, Средневековье.

Чрезвычайно много всяких деталек от шпор. Видимо, удивительно непрактичное приспособление, ибо отваливались и железные детали, и даже золотые, рыцарские. Я не буду расписывать по номерам, потому что и так понятно — от 12 до 15 веков, из разных материалов.

Наконечники для стрел и копий, и оружие разной степени ржавости, способное вызвать учащение пульса только у таких ненормальных, как я.

Прибамбасы для украшения уздечек, т.е. конская мода, можно сказать:

Эпическое количество значков паломников, которыми они себя увешивали:

1-7 — изображение сосудов со святой водой

8 — св. Мария и младенец Христос

9 — эмблема св. Блейза

10 — эмблема, имеющая какое-то таинственное отношение к Томасу Бекету

11 — с фигурой св. Маргарет

12 — часть эмблемы с архитектурной спиралью

13 — епископ с крестом

14 — св. Георгий

15 — св. Этельреда

16 — «только Бог есть честь, и любовь, и слава»

17 — Божественное Сердце

18 — возможно, что-то относящееся к св. Эдварду Исповеднику

19 — очевидно, пять ран Христа

20 — сердце с крестом и аннулетом

21 — охотничий рог св. Хьюберта

22 — скорее всего, изображение святилища Генри Шестого в Виндзоре

23 — очевидно, св. Георг

24 — часть значка, изображающая ангела или с пальмовой ветвью, или с мечом

25 — знак св. Томаса Бекета

26 — знак св. Гутлака Кроулендского

27 — знак Уолсингемского святилища

28 — поясок, знак Святой Девы

29 — значок, изначально включающий флёр-де-лис, знак Святой Девы

30 — просто какой-то штампованный диск

Честно говоря, меня страшно заинтриговали два святых: Гутлак и Хьюберт.

«Святой Гутлак, также известный как Святой Гутлак Кроуландский (англ. Saint Guthlac of Croyland; 667 или 673 год — 11 апреля 714 года, Кроуланд (англ.)русск., Англия), — христианский святой из графства Линкольншир в Англии, один из первых святых, вышедших из среды самих англосаксов, священник, монах, чудотворец, отшельник-аскет с острова Фенах. Святой Гутлак является выдающимся деятелем VIII века. Он почитается в православной, католической и англиканской церквах. В православной церкви ему посвящено одно из песнопений», объясняет Вики.

«Гу́берт (лат. Hubertus) — святой, епископ Льежский (люттихский), сын Бертрана, герцога Аквитанского. Умер в 727 году. Считается покровителем охотников, а его стола, по народному верованию, — самое действенное средство против укуса бешеных собак», — то есть, то самый св. Гуго, которым клялись Робин Гуд и его товарищи.

А номер 16 лично мне кажется изображением кота, шагающего с котомкой на плече. Бог — кот?

Еще немножко милоты времён Тюдоров — должностные цепи и прочие прибамбасы, связанные с работой мэров:





А это — дракон, представьте, который использовался в шествиях на день города:

Ещё очень красив текстиль 1600-х годов:











Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *