Первомай!

Даже у меня отдых образовался! Должна была работать, но вчера поясница решила, что надо с недельку отдохнуть. С одной стороны — больно местами (не всё время), с другой — довольна, что образовалось ничегонеделание. Очень уж интенсивненько всё было пару последних недель.

Две мои старые пациентки совсем плохими стали, а одна даже вздумала помирать. Пришлось немного вложиться эмоционально, чтобы их вытащить. Никаких чудес, просто сесть напротив, и выразительными разговорами на интересные для них темы пробудить любопытство и эмоции. Корнелия даже сказала, что она, конечно, устала жить, но уж очень ей интересно, откажется ли английская королева от власти, и станет королем Чарльз или Уильям. Ну и я ещё подбросила ей несколько теологических тем для размышления, которые потребуют от нее напряжения ума чуть выше обычного. Нечего сидеть в состоянии офф-лайн, пусть думает. Хотя тут именно тот случай, когда организм практически исчерпал все свои возможности, и отсюда усталость от жизни.

Интересно, что в наше время лекарства, регулирующие базовую функциональность организма даже у не шибко здоровых людей в преклонном возрасте, настолько хороши, что при наличии социальной активности, любопытства к жизни и обычной жизнерадостности, человек может жить долго, очень долго. Есть у нас одна 104-летняя, которая вполне автономна, и абсолютно в здравом уме и твердой памяти, и даже не выглядит развалиной. Ей просто жизнь в радость. Вкусно и с толком поесть, следить за политикой, погулять (роллатором она, все-таки, пользуется, хотя иногда и тростью обходится), потолковать с теми, кто разделяет её интересы… Кстати, знаю нескольких с диагностированными на основании снимков деменциями, которые продолжали быть в здравом уме практически до последнего вздоха. И да, это были люди социально активные, плотно следящие за современностью, и не потерявшие вкуса к жизни. Позитивно настроенные, как теперь принято говорить. И таких довольно много!

Даже удивительно, насколько загруженными могут быть дни у человека в возрасте хорошо так за 90. Если точнее, то в 96. Помимо обычного общения, ещё и whatsapp, все дела финансовые ведет и покупки делает в сети, раз в неделю — группа немецкого (знающие язык люди собираются для тематического общения на выученном когда-то языке, чтобы не потерять навык, есть немецкая и французская группы, английская не нужна, потому что сеть поддерживает знание английского, а вот шведская распалась почему-то). Не говоря о том, что недостаток физических возможностей теперь компенсируется организационной интенсивностью: кто может помочь решить определенные вопросы, совпадение расписаний, и как обствавить ситуацию так, чтобы человеку было не в тягость и чтобы не выглядеть немощной. Великое искусство! В котором краеугольным камнем является то, что человек никогда не избирает темой для разговора свои недуги и ограничения)) И всегда выглядит как картинка.

Тем не менее, подавляющее большинство все-таки интерес к жизни теряют со временем. Как ни странно — ориентированные на что-то одно и только на это. Я не беру тех, кто пережил кровоизлияния в мозг, там вообще всё из другой оперы. Но вот чрезвычайно интересно, что даже уровень интеллекта как такового ничего не говорит о том, как человек будет стареть, хотя многие и верят, что гимнастика для мозга спасет от деменций. Не спасет. Спасет способность процессировать окружающую меняющуюся реальность. Впрочем, знаю одну женщину, которая ведет жизнь практически отшельника, и людей не слишком любит, но при этом остра как бритва в свои 95. Но она постоянно читает. У нее по несколько сумок с книгами через библиотеку каждый месяц обмениваются. Она, на самом деле, живет чрезвычайно интенсивно и увлекательно — в уме, в воображении. И при этом заботится о сохранение подвижности. Да, зарядка пару раз в день.

Задумалась сейчас, имеет ли значение, к какой социальной группе относился человек во время интенсивного периода жизни. Грубо говоря, лучше ли старится профессор или уборщица? Большинство людей сильно в возрасте, с которыми я сталкиваюсь, не из рабочей прослойки. Средний класс. Элиты как таковой «в этой стране» мало, хотя с профессурой, медиками, актерами и политиками-функционерами былых времен сталкиваюсь регулярно. В принципе, жизнь того поколения, кому сейчас за 90, легкой не была ни у кого. Даже у тех, кто успел в среднем возрасте пожить в достатке и без перенапряжений.

С крестьянско-фермерской прослойкой я сталкивалась, подрабатывая во время учебы по месту жительства, так сказать. Ну, тут такая особенность, что у местных ещё 10 лет назад были настолько тесные связи по родству и соседству, что помощь муниципальных служб была нужна сравнительно редко и ограниченно, а в местном доме для престарелых (обычная многоэтажка, где люди живут в своих квартирах) были собраны люди, не способные жить сольно, всех возрастов и с разными диагнозами. Кто-то был почти слеп, кто-то имел проблемы с психикой и проблемы с последствиями от лекарств от проблем с психикой, были бывшие алкоголики, бомжи, и люди с отклонениями в развитии, часто не диагностированными. В общем, что твой Ноев ковчег. Тогда я не вникала сильно в демографию пациентов, потому что новой профессии только училась, и делать уколы и проводить диализ на дому, делать выводы о взаимодействии лекарств мне было важнее и интереснее, чем наблюдать за людьми. Тем не менее, у меня такое чувство, что не было там никого за 90 лет. И уж точно не было тех, кто ближе к 100, чем к 90.

И позже, уже в столице, моим первым районом города было сосредоточение «социальных» квартир. То есть, там жили люди с очень маленькими пенсиями, которые работали на малооплачиваемых работах когда-то. Были и учителя и служащие, которые когда-то купили квартиры в недорогом районе. Так вот, учителя чуть за 90 ещё были, а бывшие парикмахеры, уборщицы и санитарки просто не доживали, там «за 80» — это был ого-го какой порог. Это я к тому, что определенный физический ресурс все-таки существует, что бы там ни говорили, и на физических работах он вырабатывается значительно быстрее.

Ну вот, когда не могу работать на работе, я о ней с удовольствием думаю. Странно даже, что в молодости меня здравоохранение и социальная сфера не интересовали от слова совсем (и по человеческим качествам я тогда для этой работы вообще не годилась). Даже в среднем возрасте не интересовали, кроме разве что (конечно!) вопросов психики человека. На самом деле, ничего более выматывающего, чем психически неуравновешенные люди, трудно себе представить, как оказалось. В теории всё гораздо интереснее, но вот «живьем»… Возможно, с позиции врача всё видится по-другому, но с позиции медсестры, которая пытается такого человека как-то удержать в относительно нормальной и максимально доступно для него полноценной жизни — выматывает хуже, чем работа с маразматиками. В общем, сама удивлена, что для меня «моей» сферой оказалась именно практическая работа в медицине.

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *